Эксперты: популярность ландшафтных архитекторов – не мода, а прорыв

Эксперты:  популярность ландшафтных архитекторов – не мода, а прорыв

О  плюсах и минусах новых проектов общественных пространств Петербурга, о  том, какие специалисты нужны городу, чтобы все сложилось и расцвело, порталу UrbanLook рассказали и.о. зав. кафедрой ландшафтной архитектуры Института ландшафтной архитектуры, строительства и обработки древесины  Лесотехнического  государственного университета им. С.М. Кирова Александр Крюковский и доцент кафедры Виктор Смертин.  

Сейчас предлагается  множество курсов по вашему профилю, как онлайн, так и вживую.  Некоторые из них обещают научить азам профессии за 1-3 месяца.  Как вы относитесь к новой  моде на ландшафтных архитекторов?

ВИКТОР СМЕРТИН: Это не мода, это своеобразный прорыв. С некоторых пор те, у кого появились деньги,  отстроили  себе большие загородные дома,  начали преобразовывать свои участки. Люди также  стали много ездить по другим странам – им есть,  с чем сравнить. К тому же, в  конце 80-начале 90-х происходил поистине бум строительства,  довольно своеобразного. И при этом не было компаний, которые работали бы на частном рынке.  Такой  дефицит и подстегнул желание оказывать  образовательные услуги, что постепенно переросло в то, что мы наблюдаем  на данный момент.  Так что,  мы говорим скорее об осознании, что «можно сделать иначе».  А наш университет - это самая первая школа ландшафтной архитектуры в России. Она начала складываться в 30-х годах, когда зародилось направление "зеленого строительства". Хотя само понятие  ландшафтной архитектуры появилось в конце 19-го века, у его истоков стоят американские архитекторы.

Может ли, на ваш взгляд, человек без специального образования научиться основам ландшафтного проектирования  за 1-3  месяца?

ВИКТОР СМЕРТИН: Я не хочу умалять те курсы, где учат за несколько месяцев -  там каждый что-то получает для себя, у  каждого свои цели и задачи.  Но за это время можно дать только элементарное, примитивное представление. Чтобы решать вопросы проектирования, необходимо накопить  некий багаж.  У  нас есть факультет  переподготовки, куда приходят люди, уже имеющие высшее образование. Обучение длится три года, студентам дается квинтэссенция, выжимка из всех дисциплин, после чего, они получают право работы. Но по факту, после этого им надо еще добирать и добирать.

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ:  Это невозможно. Мы должны знать как архитектуру, так и биоэкологическую составляющую, и не отделяем одно от другого. Ландшафтное проектирование – творческий процесс, но в итоге  этот процесс должен привести к конкретному решению. У  нас есть студенты, которые прекрасно рисуют, но проектировать они не могут. Тут надо понимать законы общества, культуру. Это все приходит с опытом. Чтобы создавать в проекте городские пространства, нужно иметь системное понимание – в этом и  сложность.

ВИКТОР СМЕРТИН:   Если мы проектируем частный сад,  то всегда рассматриваем вопрос: а кто там будет? Чьи желания принимаются в расчет? Все увязываем и предлагаем. Что касается объектов общего пользования, там есть такое понятие, как нагрузка. Мы должны изучить  те категории населения, те  слои общества, которые будут посещать наш объект. И потом получить  решения, которые бы их удовлетворили. Сейчас часто соцопросы для этого используются.  Они, конечно, нужны, но это некая навязчивая идея.  Даже получив некий срез,  не следует на 100% идти на поводу у  общественного мнения, надо   принимать профессиональные решения.  Главный принцип - это устойчивость объекта. Ведь и раньше при проектировании люди думали, как это пространство будет жить дальше. Сейчас  порой можно услышать пожелания: "Мы хотим, как в Голландии". Но  в Голландии же свой менталитет, свой уклад. А у нас – Россия. И надо все делать в применении к нашим реалиям. Вообще тема глобализации порождает жуткое обезьянничество.

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ:  Общественное мнение - это конечно важно, поскольку мы делаем сады и парки для общества, мы обязаны знать, что оно хочет. Но это должно пройти рациональную обработку. Мнение может меняться, в соответствии с  модными  веяниями.  А объект - его же нельзя поменять так же быстро.

Как бы то ни было,  внимание   к вашей сфере налицо.

ВИКТОР СМЕРТИН: Мегаполисы разрастаются, и встают такие вопросы: как делать их правильными,  не вредить окружающей среде? Смотрите: на основе города формируется биоэкологический каркас, включающий в себя и водную, и зеленую инфраструктуру, а также животный мир, микроорганизмы и т.д. То есть, выстраивается система, которая позволяет, с одной стороны, сохранять природу, с другой стороны, использовать ее под потребности человека. Отсюда начинается глобальная экологизация,  появляется термин "экологический дизайн". Примеры: живые стены  Musée du quai Branly, созданные Dr. Patrick Blanc или зеленые пространства на крышах, эксплуатируемые кровли.

В Петербурге тоже  такое  есть – недалеко от аэропорта Пулково, на крышах отеля Crown Plaza. Но есть в этом некая навязчивость. И они сложны в плане содержания. В субтропиках с этим проще.

Власть  тоже проявляет внимание к городской экологии. Взять хотя бы  такой  федеральный  приоритетный проект,  как  "Формирование комфортной городской среды". 

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ:  Это внимание закономерно, оно было так или иначе всегда, но сейчас оно оформлено и выражено, представлено в медиа. Это общая практика ведения федеральных программ.

ВИКТОР СМЕРТИН:  Само по себе  внимание власти еще ни о чем не говорит. Есть такое понятие, как материальное подкрепление, выделение средств. Вот  это оставляет желать лучшего. Пока идут только дискуссии, а глобальных проектов по сути и нет.  Недавно мы знакомились  с проектом  "Соляной городок".

И как он вам?

ВИКТОР СМЕРТИН:  Инициативная группа предложила очень много всего. Ничего невозможного нет, но надо представить, на какие деньги это все создавать и как этот объект содержать. У кого он будет числиться на балансе? Кто будет чистить дорожки, следить за оборудованием на детских и спортивных площадках?    Среди задумок -  реализовывать желание людей заниматься огородничеством.  Да, есть такое направление –  «City Garden». Но кто будет  заниматься огородами, какая общественная организация,  какие у нее права?

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ:  Таких  проектов не должно быть в той форме, в которой они появляются. Потому что идет распыление средств. Нужно проектировать последовательно и там, где это нужно на будущее. Сейчас все  поставлено с ног на голову. Не стоит рассматривать проекты в спешке и локально, не учитывая масштаб города в целом, как системы.

ВИКТОР СМЕРТИН   Я скажу так:  каждый человек может быть творцом в своем дворе,  и для него надо предоставить место. Должны быть альтернативные участки,  и пусть люди там работают.

В  спальных районах  между домами  можно встретить скверики, которые люди оформляют по своему вкусу, принося например большие мягкие игрушки.

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ: Ничего плохого в этом нет. Это может не нравиться кому-то, но это же внутридворовые территории.

ВИКТОР СМЕРТИН: Да, и игрушки, крашеные покрышки тоже. Это все проявления альтернативности. Когда нет профессиональных решений, я за такие вещи. В каждом  дворе должна быть своя территория,  людям необходимо давать возможность себя проявить, но это должно иметь форму, а не превращаться в самозахват,  в горы больших плюшевых  медведей под дождем. Это очень грустное впечатление вызывает. Если мы говорим о гуманной среде, давайте делать ее действительно гуманной. А коммерсанты на строительном рынке должны не просто высотки свои ставить, а рядом – микроскопические   площадки  оборудовать.  Надо  все делать системно.

А как эту  системность  учитывать,  например, при организации пешеходных зон?

ВИКТОР СМЕРТИН:  Если некую площадь задумано определить именно  для проведения праздников,  фестивалей,  необходимо  продумать очень многое.  Транзитные потоки людей просчитать несложно. А вот обеспечение проезда частного, общественного транспорта и экстренных служб – это важно.  Иначе активность здесь  может  парализовать  ближайшие проспекты.

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ   То, что какая-то улица станет пешеходной – только вершина айсберга. Не следует на этом заострять внимание. Под это нововведение должна быть масса других изменений. Главное, чтобы среда была устойчивой, а сейчас больше о комфорте говорят. И в социальном плане она должна быть востребованной.

Какие проекты на ваш взгляд, наиболее удачны, а   какие "режут глаз"?  Может что-то сделано «для галочки» или является откровенной архитектурной ошибкой?

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ   Мне неизвестны городские проекты, сделанные для галочки. Если и есть ошибки, то это скорее вызвано нарушением технологии строительства или изменениями градостроительной обстановки. В данном отношении беспокойство вызывает взрывной рост новых микрорайонов по границам города.

ВИКТОР СМЕРТИН:  -  Неплохой проект -  "Новая Голландия".  Другое дело, что он уже не справляется с нагрузкой. Но это не вина проектировщиков.   И вот еще: когда мы идем на поводу у коммерческих принципов, вытесняя элементы тех же зеленых структур в угоду  кафе и т.д., это надо как-то решать самому городу. Вот Малая Конюшенная улица, которую сделали пешеходной – она была пустынна сначала. Но ее не надо было заполнять мелкими ресторанами.  По сравнению, допустим, с московскими проектами,  у нас наблюдается  рациональное использование средств, наличие традиций  стиля, вкуса, логики. Правда, хотелось бы еще лучше, чтобы было больше парков.

 Все парки делятся на специализированные и полифункциональные. Значит,  их надо  создавать в зависимости от специфики района,  от дефицита тех  или иных объектов. Есть еще один аспект.  Проекты такого рода должны немножко опережать свое время, должны быть рассчитаны на будущее. Поверхностный взгляд на создание объектов ландшафтной архитектуры порождает сиюминутные желания. Когда они уходят, парк обречен. Например,  когда закладывался Парк Авиаторов,  там  изначально присутствовала  поистине глобальная идея авиации, космоса. Но ее не реализовали - только поставили самолет и на этом все закончилось.

Продолжая тему  спальных районов, надо  упомянуть  такое мнение, что нужно  развивать в ландшафтном плане именно их.  Центр   города и так уже активно эксплуатируется.

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ:  Согласен, но не потому, что с Центром всё хорошо, а потому, что город постоянно развивается, соответственно - меняются функции, интенсивность использования его территорий. Эксплуатировать, осваивать, проектировать нужно всегда. Это жизнь.

ВИКТОР СМЕРТИН: В нашем городе спальные районы создавались,  как особые зоны, привязанные к предприятиям. Они действительно не включали в себя каких-то социальных объектов, за исключением школ и детских садов.  Сейчас нет таких пространств, которые отличались бы  яркостью, выразительностью. Где театры вне центра города? Культурный объект должен быть доминирующим, а к нему – уже сад, парк. Это такой синтез, который работает на 100%.

Есть и такое мнение, что  обилие новых проектов приведет к «украшательству» и  может навредить  городу.

АЛЕКСАНДР КРЮКОВСКИЙ: Обилие проектов - не навредит. Важно их качество. Украшательство в ущерб функции - это, конечно, плохая практика.

ВИКТОР СМЕРТИН:   Нет, вот по части приведения в порядок, создания ландшафтных проектов и  пешеходных зон - тут хуже не будет. Чем больше, тем лучше. Это сделает город совершенно необычным, хотя, он  без того красивый.   Есть еще такое понятие, как формирование самосознания человека, жителя города, определение  для себя городских ценностей. Необходимо целенаправленно  формировать такое  сознание, чтобы человек относился к своей  территории, как к своей квартире, где надо наводить порядок, чтобы понимал, что своим двором  можно гордиться и он  может быть непохожим на другие. Тогда мы решим проблему вандализма и воровства.  Люди выкапывают только что высаженные луковицы цветов, рассаду, снимают подвески  с  цветами, ломают сирени под видом того, что для куста как бы полезно. Но если каждый возьмет по веточке, что же останется?   Надо говорить о таких вещах  целенаправленно. Можно даже автоматически, за счёт датчиков и машинного обучения, в мессенджере рассылать сообщения, что в таком-то саду зацвели ландыши, а на Марсовом поле  -  сирень. Такого нет ни в одной стране мира.

Беседу вела Елена Петровская

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.