Город, который должен быть: мегаполисы глазами художников

Сочетание нового и старого в современной городской среде стало одной из важнейших тем дискуссии «Город, которого не было: новые пространства и практики», прошедшей в рамках  Reunion – встречи выпускников СПбГУ. Своим видением того, каким должен быть город и чего ему не хватает, поделились участники дискуссии.
Город-текст: старина и современность
Выступая на петербургской дискуссии, невозможно не привести Петербург в качестве уникального примера городского развития, синтеза традиций и новаторства. Писатель Евгений Водолазкин сравнил структуру города с текстом. ««Текст» с латинского обозначает сплетение, ткань, - пояснил он. - Той совокупности, которая есть в Петербурге, больше нет нигде на свете, потому что больше нигде, за редкими исключениями, не сохранился центр». Текст центра Петербурга, по словам Евгения Водолазкина, велик, серьёзен и не терпит вмешательства. В этом Северная столица сравнима с Римом, где каждый дом дышит стариной.
 Лучше всех, как считает писатель, метафизику города понимает Михаил Шемякин со своей знаменитой серией «Карнавалы Санкт-Петербурга». Его работы стали своего рода противовесом изначальной петербургской серьёзности. «Когда строят высокий дом, то фундамент должен уйти очень глубоко, иначе он разрушится, - пояснил Евгений Водолазкин. - Когда какое-то место достигает метафизических высот, требуется антивысота, при большом верхе – большой низ».
В европейских городах, по мнению писателя, подход к развитию центра совершенно иной. В Лондоне, к примеру, в старинных районах возводятся новые проекты, которые разрушают исконный лондонский текст, город Диккенса и английской классики. То же самое – в Париже, где пирамида Лувра, несмотря на свои эстетические достоинства, работает на разрушение старины. Петербург же пошёл другим путём, создавая новый текст рядом со старым. Как отметил Евгений Водолазкин, особая метафизика города позволяет собеседовать даже с Лахта Центром – самым высоким зданием в Петербурге и в Европе. «Очень красивое здание – но, помимо своей замечательной архитектуры, оно показывает способность нашего общества приходить к консенсусу и создавать новый текст не на месте старого, а рядом с ним, - говорит писатель. - Так он ещё прекраснее, этот новый текст».
Город и технологии: рождение новых идей
Город – самая успешная форма социальной организации, считает арт-директор музея цифрового и медиаискусства Ars Electronica Герфрид Стокер. В будущем, по его мнению, именно города станут аккумулировать новые технологии и идеи.  Они – кожа, оболочка общества, считает эксперт.
Однако технологии ради технологий – это тупиковый путь. Город – для людей, а не для машин, и об этом нельзя забывать. Интеллектуальная инфраструктура «умного города» должна делать жизнь людей более продуктивной. Кроме того, по мнению Герфрида Стокера, оптимизации требует сам процесс роста городов и роль человека в этом процессе. Необходимо, чтобы жители города понимали важность развития и внедрения нового – в этом им могут помочь художники и другие деятели искусства, сделав город доступным и познаваемым.
Город-театр: разрушение социальных барьеров
Режиссер, основатель проекта «Pop-up театр» Семен Александровский считает, что роль искусства в городской среде – преодоление социальных барьеров и уменьшение недоверия между горожанами. «Искусство наращивает социальный капитал. Россия – страна с очень низким социальным капиталом, поэтому Россия – это страна высоких заборов», - отметил режиссер. Для того, чтобы создать горизонтальные связи между людьми, Семен Алексадровский использует театр – но театр необычный. По его словам, театральные здания со сценами-коробками возникли в XV веке и с тех пор мало изменились. Ситуация, когда зрители сидят в тёмном зале и смотрят на ярко освещённую сцену, способствуют трансляции новой идеологии – но отнюдь не установлению горизонтальных связей и увеличению доверия между горожанами. В проекте Семёна Александровского театральное действие может происходить где угодно, например, на улице или в баре.
Одним из наиболее вдохновляющих примеров формирования горизонтальных связей в городах режиссер считает благотворительность, которая сейчас развивается прежде всего на горизонтальном уровне. «Кто-то дает деньги, у кого-то есть время, кто-то приходит сам в дома инвалидов или больных детей, работает клоуном или просто обнимает и поет колыбельные, - говорит Семён Александровский. - Это делает мир лучше».
Город-квартира: коммуналки транслируются в городскую среду
Человек транслирует в городскую среду те условия, в которых живёт сам, считает художник-экспериментатор Андрей Бартенев. «Например, жил человек, который отвечал за строительство, в доме с Амурами и Венерами – и все, вся улица такая, - поясняет он. - Потом появились конструктивисты, они пили из квадратного чайника, ели борщ треугольной ложкой и сказали: «Давайте сделаем улицу в конструктивистском стиле». Вот мы захламили коммуналку: мешки какие-то, пакеты. Смотришь, люди уже и улицу заваливают хламом, стеклом, бетоном, везде нависают над подъездами какие-то пластмассовые изгибы страшнющего оргстекла».
Простым способом облагородить городскую среду и сделать её комфортной для человека Андрей Бартенев считает озеленение. Прямо в ходе выступления он создал с помощью добровольцев перформанс, иллюстрировав, как зелень оживляет строгую и неяркую городскую среду Петербурга. «Поверьте, деревья – наши величайшие соратники, - сказал Андрей Бартенев. - Давайте их вносить в среду, и город изменится, он вздохнет совершенно по-новому».

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.