Красота и защита: как сочетать в архитектуре эстетику и безопасность

Посольство США в Лондоне
Существуют объекты недвижимости, которые находятся «под прицелом» из-за самого факта своего существования. Центры обработки данных, здания  посольств и правительств – вот лишь несколько примеров строений, созданных, чтобы противостоять угрозам со стороны людей или природы. Дизайн общественных пространств, таких, как аэропорты, школы или храмы, также зачастую подчиняется требованиям повышенной безопасности. Сложность задачи для разработчиков – в том, чтобы сделать такие здания и безопасными, и необычными.
«Центр обработки данных изначально представляет собой бетонную коробку, что изначально обеспечивает ему лучшую степень защиты, чем у других зданий, - говорит Ева Хинман, президент и сооснователь компании Hinman Consulting Engineers из Сан-Франциско, предлагающей услуги по разработке проектов повышенной защищённости. – Но вы ведь не хотите, чтобы в школе или церкви не было окон».
Современные разработчики сверхзащищённых строений, таких, как центры обработки данных или правительственные здания, ищут новые способы сделать их более гармоничными как снаружи, так и изнутри. Кроме того, они учитывают мнение своих коллег, ориентирующихся на потребности общества, создавая проекты, которые сочетаются с окружающей средой, а не выглядят, как неприступная крепость.

Могут ли красивые здания быть прочными?
Поиск ответа на вопрос, могут ли современные общественные здания быть одновременно прочными и визуально привлекательными,  вдохновил архитекторов бюро  KieranTimberlake's design в Филадельфии на создание проекта нового американского посольства в Лондоне. Стоимость этого здания, которое будут посещать около 1000 человек в день, оценивается в миллиард долларов. Открытие нового посольства планируется в конце 2017 года. Его строительство ознаменовало переход к новой архитектуре при строительстве американских посольств.
В 2001 году Государственный департамент эксплуатации зарубежных зданий США усовершенствовал программу строительства посольств в ответ на угрозы мирового терроризма. Новая программа сосредоточена на создании единых стандартов в проектировании и строительстве с участием ограниченного пула подрядчиков. Ожидается, что это упростит процесс создания безопасных сооружений. В 2011 году Департамент вернулся к схеме «проектирование-торги-строительство», которая подразумевает заключение контрактов с отдельными подрядчиками на проектирование и строительство здания. Это означало, что проект посольства так и остался единственной попыткой создания безопасного и привлекательного представительства США за рубежом.
Впрочем, здание посольства в Лондоне не было построено по принципу «проектирование-торги-строительство», согласно докладу Счётной палаты США, это был особый проект, адаптированный к городской среде. Как бы то ни было, отход от стандартного формата тщательно охраняемых зданий дал возможность архитекторам творчески подойти к решению задачи и сочетать привлекательную внешность здания с требованиями безопасности.
Специалисты бюро KieranTimberlake разместили главное здание посольства в центре площади и парка с прудом, дорожками, скамейками и красивыми видами. Это оформление создаёт естественные, ненавязчивые барьеры, которые, по словам авторов проекта, отвечают требованиям безопасности. Значительная часть комплекса отведена под общественное пространство.
Ещё один недавний пример сочетания прочности и привлекательного дизайна – новая школа, построенная вместо здания начальной школы Сэнди Хук, возведённого в 1950-х годах, где в декабре 2012 года стрелок-одиночка убил 20 школьников и шестерых взрослых. Компания Svigals + Partners разработала проект на средства заинтересованных сторон: учителей, учеников и родителей. Здание, которое получилось в результате, открылось в прошлом году. В его дизайне сочетаются украшения, такие, как цветное стекло и яркая роспись, с элементами безопасности, такими, как свободный обзор подходов к зданию.

Резервы и надёжность
Посольство США в Лондоне и новая начальная школа в Сэнди Хук отражают подход, который нью-йоркский архитектор Барбара Надел называет «прозрачной безопасностью». Сюда входит всё: от внутренней структуры здания до фасада и озеленения.
После теракта 11 сентября архитекторы изучили конструкции зданий, чтобы понять, как эти здания могут оказаться под угрозой. Они проанализировали расположение окон, дверей и других путей выхода, системы пожаротушения и аварийного освещения, а также подсобные помещения. Специалисты рассмотрели также резервные системы, которые могут обеспечивать функционирование здание, если основные системы отключатся.
«Необходимо исключить любую возможность неполадок в основных системах зданий, что бы им ни угрожало», - заявила Барбара Надел.
Железобетон – готовый материал для создания прочных фасадов, поскольку он выдерживает взрывы бомб и попадания пуль, говорит Ева Хинман. Его прочность и гибкость позволяет противостоять природным катастрофам, таким, как торнадо, ураганы или землетрясения. Более старые бетонные конструкции в этих условиях менее надёжны.
«Поскольку железобетон оптимален для дизайнерских работ, можно легко включить в проект железобетонного здания окна – и конструкция останется прочной» - утверждает Ева Хинман. Взрывоустойчивые оконные пакеты и шторы могут защитить находящихся в здании людей и при этом пропускают свет. Их могут себе позволить многие организации, к примеру, школы или храмы. Для таких проектов Ева Хинман рекомендует использовать защитные экраны и шторы, которые предохраняют от осколков. Они вешаются на окно, как обычные тканевые занавески, и также пропускают дневной свет.
«Существует много материалов, удерживающих осколки, - говорит Ева Хинман. – Разлетевшиеся осколки зачастую опаснее, чем сам взрыв, особенно для школы или храма, где бомба может быть относительно небольшой». По словам Евы Хинман, взрывозащитные стены и дверные панели можно использовать на входе в здание или в других уязвимых местах. Часто в такие панели встраивают сенсоры, которые могут зафиксировать огнестрельное оружие или бомбу и дать сигнал тревоги. Есть успешный опыт использования в школьных классах укрытий, которые выглядели как шкафы. Ученики могли спрятаться туда, если в здании появлялся вооруженный человек.

Когда безопасность должна быть видимой
Когда речь идёт о безопасности, нужно соблюдать меру. Интерьеры с широкими открытыми пространствами, особенно возле входов – это один из способов обеспечить безопасность, не создавая неприступную крепость. Углов в таком помещении должно быть как можно меньше, необходимо, чтобы они просматривались из офисов или общественных мест, где всегда находятся люди. В этом случае есть возможность вовремя заметить подозрительные предметы и пресечь любое опасное поведение.
Хотя проекты повышенной безопасности не должны выделяться из окружающей среды, демонстрация некоторых охранных систем поможет предотвратить нападение. Такого эффекта можно добиться, разместив «видимую» сигнализацию по внешнему и внутреннему периметру здания, показав тем самым, что владельцы здания  следят за текущей ситуацией, а также договорившись о постоянном присутствии полиции рядом с объектом или внутри него, говорит Барбара Надел.  Другие меры безопасности, которые предлагает эксперт – видеомониторинг как снаружи, так и внутри. Эффективным может быть сочетание камер видеонаблюдения и минималистичного ландшафта, что сводит к минимуму «слепые» зоны.
Такие варианты ненавязчивых или прозрачных мер безопасности использовали специалисты архитектурной компании Leo A Daly в проекте реконструкции кампуса Разведывательного управления недалеко от Вашингтона, площадью 750 000 квадратных футов и стоимостью 300 миллионов долларов. Исследование показало, что использование естественного света в течение рабочего дня повышает производительность, что нашло широкое применение при строительстве офисов по всей стране. В тех же целях, говорит  приглашённый архитектор компании Эндрю Грэхем, в главном здании проектируемого кампуса было использовано обширное взрывоустойчивое остекление. Благодаря ему дневной свет попадает в помещения, однако в случае близкого взрыва окна не превратятся в осколки.  Кроме того, по словам Грэхема, важно, чтобы сотрудники не чувствовали себя так, словно работают в бункере.
До реконструкции 16 подразделений разведки работали в трёх зданиях постройки 1940-х годов. Сейчас все они находятся в новом здании в форме буквы Z площадью 220 000 квадратных футов, с парковкой, дорожками и виадуком. Современное здание больше похоже на университетский городок, чем на штаб спецслужбы. В новом здании есть современный вестибюль, кафе, фитнесс-зал, аудитории и несколько этажей защищённых офисных пространств. С точки зрения проектирования, основная роль этого здания – объединять существующие структуры, говорит Билл Баксли, ныне управляющий директор Gensler, работавший над этим проектом в качестве директора по дизайну в офисе Leo A Daly в Миннеаполисе. Он называет это «стежком», который связывает кампус в единую ткань.
По словам Барбары Надел, профессионалы будут продолжать использовать принципы «прозрачного» проектирования, новые материалы и технологии, чтобы сделать здания будущего абсолютно безопасными. Ева Хинман добавила, что принципы безопасности, доступности и открытости в строительстве не должны противоречить друг другу.

Оригинал статьи:
Фото:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.