Парадигма общественных пространств: центр или периферия?

Любой современный город, даже небольшой, это сложная структура, состоящая из отдельных территориальных зон с разным функциональным назначением. Общественные пространства являются его неотъемлемой частью и оказывают большое влияние на формирование городской среды. Но поскольку урбанизация усиливается, и города постоянно растут, встает вопрос, где именно создавать эту комфортную среду: в исторической части города или на периферии.

Доминанты в районе: индивидуальный подход

Изначально так сложилось, что застройка формировалась вокруг какой-либо доминанты, сначала природной – вдоль реки или на берегу озера, затем - городской –  рядом с собором, церковью, королевским дворцом или царскими палатами. Сегодня это исторические места, которые являются точками притяжения не только для жителей города, но и туристов. Поэтому благоустройство и создание современных общественных пространств начинается именно здесь. У Москвы в этом плане возможностей гораздо больше по сравнению с европейскими городами, где историческая застройка хорошо сохранилась, но при этом она очень плотная, поэтому втиснуть туда какой-нибудь арт-объект или устроить современную лаунж-зону сложно. Пожалуй, самый яркий пример, где удалось это реализовать – испанская Севилья. Здесь в средневековый квартал органично вписалась самая большая деревянная конструкция в мире - «Грибы Энкарнасьона». Хотя сторонников, как и противников у этого сооружения хватает до сих пор.

Одним словом, общественные пространства сегодня это не просто набережные, парки и скверы, это лаунж-зоны с арт-объектами, творческие кластеры, пешеходные, велосипедные дорожки и многое другое. Не мудрено, что для реализации таких идей в центре становится тесновато, а выбиваясь из исторического контекста, они и вовсе могут отрицательно повлиять на городскую среду. Именно поэтому современный урбанистический подход в мегаполисах основывается на модели децентрализованной структуры. «В каждом районе создается своя доминанта и свои центры притяжения. Это могут быть как парки, так и просто оригинальные жилые и коммерческие комплексы с благоустроенной территорией», - говорит Мария Николаева, глава бюро MAD Architects. В качестве примера эксперт приводит Новую Москву, где был создан офисный парк Comcity, который стал для юго-западного направления новым локальным центром, аккумулирующим активность. Архитектор Максим Атаянц считает, что проекты,  реализуемые в центре города, заметны, но объективно, не так остро необходимы: ведь там есть уже сложившаяся историческая среда. «Вместо этого правильнее создавать качественные зоны притяжения в других районах, где такие места сложились стихийно или пока отсутствуют: окраины, промзоны, новые районы», - полагает он.

Мария Литинецкая, управляющий партнер компании «Метриум», участник партнерской сети CBRE, уверена, что если говорить о территориальном разграничении «исторических» и «новых» районов с целью грамотной организации общественного пространства, то такая задача представляется утопичной. «Урбанисты, чиновники, искусствоведы сломают все копья в спорах о том, какой район можно считать достаточно «историческим». Скажем, ни у кого не возникнет сомнения в том, что Патриаршие пруды – это историческое общественное пространство. Но есть и природная зона «Крылатские холмы», которую едва ли можно назвать исторической, но в то же время – это сложившееся и известное всем пространство, поэтому далеко не всякий проект его переустройства может понравиться местным жителям и горожанам вообще. Требуется индивидуальный подход в каждом конкретном случае», - уверена эксперт.

Метаморфозы с промзонами: удачный старт

Пожалуй, самые удачные метаморфозы во всем мире происходят с промзонами. Именно здесь, как показывает практика, удается создавать самые атмосферные места.  Таким творческим кластером стало общественное пространство LXFactory в Лиссабоне, где бывшие здания и места фабрики были отданы во власть художникам. Теперь здесь расположены кафе, галереи, магазины, офисы и, кончено, же арт-объекты. В Санкт-Петербурге такими проектами стали Новая Голландия, Музей стрит-арта на месте действующего завода, где теперь проходят выставки и концерты, пространство «Флигель» с библиотекой, выставочным залом, шоу-румом и хостелом, креативное пространство «Ткачи» (в здании бывшей ткацкой фабрики теперь проводятся театральные показы, мастер-классы и др). В Москве такими атмосферными местами давно стали бывшая фабрика «Красный Октябрь», Artplay, «Флакон», «Даниловская мануфактура».

Самый свежий пример – футуристический проект редевелопмента территории «Бадаевского пивзавода», представленный недавно швейцарскими архитекторами. Здесь планируется построить здание «на ножках», что обеспечит визуальную связь современного городского пространства со старыми корпусами завода. Схожая концепция у проекта, реализуемого на территории фабрики «Свобода» на Вятской улице. Здесь будут созданы прогулочные зоны, появятся кафе, магазины. Его доминантой, как и в случае с «Бадаевским», станут корпуса старой фабрики, являющиеся памятниками истории и культуры. В таких проектах, по мнению Марии Николаевой, есть баланс старого и нового, именно поэтому они не выглядят как новодел, портящий образ района, а гармонично вписываются в уже сложившуюся застройку.

По мнению основателя архитектурного бюро Master’s Plan Юлии Зубарик, городской полицентризм — единственный разумный способ развития такого большого города, как Москва, где невозможно передать все общественные и культурные функции центру: он не выдержит такой нагрузки. «Формирование точек притяжения, раскиданных по различным частям города, — общемировая тенденция, плотно связанная с джентрификацией территорий.  Появление зеленых зон, культурных центров повышает статус прилегающих территорий, меняет социальный состав постоянного и приезжающего населения, повышает стоимость и востребованность окрестной недвижимости, наконец», - говорит эксперт.

Город-сад на периферии с «нуля»

Новые общественные пространства в последнее время создаются при комплексном освоении территории. Десятки новых жилых комплексов, образующих городские кварталы, реализуются на удаленных от городской инфраструктуры участках. Девелоперы, как объясняет Мария Литинецкая, охотно идут на создание необычных концепций прилегающего к комплексу пространства еще и потому, что оно может стать «изюминкой» проекта, привлекающей покупателя. В настоящее время, например, в Нагатинском затоне на берегу Москвы-реки идет возведение городского квартала «Ривер Парк». Помимо жилых домов проектом предусмотрено строительство набережной протяженностью 1,5 км с зонами отдыха, пешеходными и велосипедными дорожками, открытой террасой, рыбацкими мостиками, арт-объектами и маяком. Все это также окажет влияние на формирование среды внутри всего района. Еще один любопытный пример – уже построенный ЖК «Город набережных» в Химкинском районе Подмосковья. Это как раз тот самый случай, когда, буквально, на «голом» месте появился мини-город со своими набережными, «венецианскими» каналами, мостиками, пешеходными зонами и арками.

В качестве менее «локального» проекта можно назвать Лахта Центр, который достраивается в Санкт-Петербурге на берегу Финского залива. Более трети площадей в новом комплексе займут концептуальные общественные пространства. Здесь появятся панорамный ресторан, смотровая площадка, научно-образовательный, медицинский центры, которые будут востребованы и горожанами, и гостями Северной столицы. Если же говорить в мировом масштабе, то самый известный проект по созданию города «с нуля» - это намывной остров «Парус» в Дубае (ОАЭ).

Яна Володина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.