Исторические города перекодируют под современный формат

Положение исторических и культурных объектов в современных городах стало глубоким  градостроительным противоречием. С одной стороны, эксперты признают культурное наследие основным ресурсом городского развития. С другой стороны, поддержание исторических объектов на должном уровне требует существенных вложений: денег, времени и усилий специалистов. Найти выход из этого противоречия, особенно актуального для Петербурга, эксперты постарались в ходе пленарной дискуссии «Возрождение: перекодирование исторических городов», прошедшей в рамках Недели городских изменений.

Развитие против консервации
О необходимости гармонично сочетать сохранение исторического наследия и активное развитие Петербурга заявил и врио губернатора Северной столицы Александр Беглов. «Город не должен быть полностью законсервированным», - подчеркнул он, открывая Неделю городских изменений.
Ценные исторические объекты есть более чем в половине городов России, отметила вице-президент Центра стратегических разработок Наталья Трунова. 41 из этих городов имеют статус исторических поселений. Законодательство в отношении памятников культуры весьма строго, однако это не помешало созданию в Петербурге новых панорам, таких, как вид с моря на ЗСД, многофункциональный комплекс Лахта Центр и новый стадион. Такие панорамы представляют собой своего рода диалог эпох, отметила Наталья Трунова.

Новое поколение в старом городе
Позицию властей по отношению к историческому наследию Петербурга озвучил вице-губернатор Санкт-Петербурга  Владимир Княгинин. По его словам, в развитии города сейчас можно выделить четыре основные тенденции. Первая из них заключается в том, что историческое наследие остаётся своего рода символом, ядром, которое устояло в буре революций и изменений. Именно поэтому у современных петербуржцев сформировался, как выразился Владимир Княгинин, «неврастенический страх перемен». Тем не менее, новое поколение горожан, привыкшее к активным и быстрым изменениям, требует площадок для эксперимента. В результате охранное законодательство становится препятствием для новых начинаний и новой деятельности в исторических районах Петербурга.
Суть второй тенденции развития, по мнению Владимира Княгинина, в том, что новые инициативы и проекты зачастую стремятся «убежать» из центральных районов. Впрочем, такое явление характерно для многих современных городов. «У нас это Лахта Центр, в Париже - Дефанс», - пояснил Владимир Княгинин.
Третья тенденция развития исторического центра Петербурга – в том, что он, по словам чиновника, «нарезан на маленькие надельчики», у каждого из которых свой собственник, что мешает масштабным преобразованиям территории и требует новых форм организации взаимодействия.
Четвертая тенденция, последняя по счёту, но не по значению – это актуальность и в то же время чрезвычайная дороговизна восстановления архитектурного наследия Петербурга. По словам Владимира Княгинина, около 40% исторических зданий требуют немедленных финансовых вливаний, однако на ремонт всего, что требует ремонта, уйдут астрономические суммы. В бюджете города их нет, следовательно, по словам чиновника, необходимо разработать новые механизмы инвестирования.

Вместе с горожанами и для горожан
Своим опытом в области реализации новых инициатив в старых городах поделились зарубежные участники встречи. Руководитель направления международного сотрудничества проекта «Лилль 2020. Мировая столица дизайна» Адель Беро рассказала о том, как менялись функции старинных зданий Лилля: бывшие фабрики превращались в бизнес-инкубаторы, старый бассейн – в музей изобразительных искусств, бывший монастырь – в площадку для обсуждения экологических проблем. Эксперт подчеркнула, что ее компания создаёт новые пространства при поддержке всех местных жителей, и горожане активно участвуют в развитии проектов. Такой подход сыграл важную роль в получении Лиллем звания столицы мирового дизайна 2019 года. ««Нужно думать о пространстве, где ты работаешь и живешь, - говорит Адель Берро. - Направлять внимание на того, кто его использует. Переосмыслить наследие и создавать новые экосистемы - перспективно». По словам эксперта, необходимо выявить потребности жителей города и ответить на них с помощью дизайна.
Директор Музея искусства, архитектуры и технологий Лиссабона Педро Гадано рассказал об опыте повышения туристической привлекательности Лиссабона. По его словам, поток туристов в этот город растёт на 15% каждый год и сейчас составляет 8 млн. человек. Многих из них привлекает именно историческая часть города, однако это не отрицает необходимости комплексного развития: так, туристы не поедут в ту часть города, где нет общественного транспорта. Педро Гадано подчеркнул также важную роль музеев в городской жизни: по его словам, они должны стать катализаторами бизнес-процессов, центрами притяжения и для бизнеса, и для местных жителей.

Смыслы постиндустриального города
Несмотря на то, что мы живём в XXI веке, мы всё ещё находимся в индустриальной парадигме понимания города, считает руководитель Рабочей группы по туризму Экспертного совета Правительства РФ Николай Новичков. Сейчас, по его мнению, у специалистов нет понимания того, что такое постиндустриальный город. Ткань, которая связывает современный город воедино, гораздо сложнее, чем просто место жительства или работы, подчеркнул эксперт. «Город – это не только пространство и жители, это смыслы, которые город объединяет и формирует в единое целое», - заявил Николай Новичков.
Эксперт считает, что нужно осознать ту роль, которую город играет для страны и для мира в целом. Так, пожар в соборе Парижской Богоматери, по его словам, выявил роль Парижа как культурной и цивилизационной столицы мира. «В каждом из нас есть кусочек Парижа, - говорит он. – Вопроса «зачем Париж» больше нет, он нужен каждому человеку в мире». Возвращаясь к российским городам, Николай Новичков отметил, что у них, за исключением, пожалуй, Москвы, ответа на вопрос «зачем?» пока нет.
Поиск ответа на этот вопрос исключительно в историческом прошлом города может быть небезопасен. С одной стороны, в «исторический город» приезжают сотни тысяч туристов, с другой – городу-музею не нужно много жителей. В нём может, как, например, в Великом Новгороде, жить 20-30 тысяч человек, обслуживающих исторические объекты. Молодёжь уезжает из таких городов, ища новые возможности. Сейчас вопрос «что представляют собой исторические города?» остаётся открытым, и одно лишь культурное наследие не может быть на него ответом.

Степанова Екатерина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.