Ландшафтный урбанизм: горожане тянутся к природе

В условиях постоянного стресса городской жизни люди тянутся к природе, чтоб хоть немного отдохнуть и расслабиться. Ландшафтный урбанизм – своеобразный градостроительный ответ на запрос горожан. Основная идея подхода состоит в создании единой ткани города, без разделения на «каменные джунгли» и «живую природу». Ландшафтный урбанизм даёт людям возможность взаимодействовать с природным ландшафтом, не уезжая за город, и одновременно воспитывает в горожанах экологическое сознание и бережное отношение к окружающей среде.

Петербургское «Зарядье»

В России одним из знаковых ландшафтных проектов стал московский парк Зарядье. Интерес петербургских урбанистов и архитекторов к идеям создания общественного пространства, близкого к природе, усилился после решения администрации Северной столицы отменить строительство так называемого судебного квартала на территории бывшего Ватного острова. В профессиональной среде активно обсуждается возможность создания на этой территории городского парка, который мог бы стать своего рода «ответом» столичному «Зарядью». Насколько применимы принципы ландшафтного урбанизма в Петербурге? На этот вопрос эксперты постарались ответить в ходе дискуссии «Урбанизм: ландшафтный принцип», организованной журналом «Проект Балтия».

Доцент кафедры ландшафтной архитектуры Санкт-Петербургского Лесотехнического университета Надежда Керимова рассказала о ландшафтном подходе в организации современных парков. По её словам, привычный регулярный парк с художественно оформленными клумбами и дорожками хорошо смотрится с высоты птичьего полёта, но при этом не слишком комфортен для людей и, кроме того, требует серьёзного регулярного ухода. Современная тенденция – создание парка, похожего на природный ландшафт, считает эксперт. Согласно исследованиям психологов, он помогает людям восстановить способность к концентрации, особенно после длительных умственных нагрузок.

Природа в городе

По словам главного редактора журнала «Проект Балтия» Владимира Фролова, архитектура, отвечающая принципам ландшафтного урбанизма, зачастую воспринимается горожанами скорее как природная форма, чем как городские архитектурные объекты. При этом от наличия или отсутствия озеленения человеческое восприятие не зависит. В качестве примера эксперт привёл проект художественного музея Amos Rex в Хельсинки, где горожане с удовольствием приходили на благоустроенную площадь, входившую в проект, и взаимодействовали с ландшафтными элементами. Особенно это нравилось детям, для которых новое общественное пространство превратилось в игровую площадку. «Архитектура часто воспринимается нами как нечто монументальное, тяжёлое, к чему-то призывающее, - говорит Владимир Фролов. – Ландшафтная архитектура, наоборот, призывает нас к расслаблению… когда мы вспоминаем сюжеты из живописи, связанные с природой, в голову прежде всего приходит пастораль, связанная с некой релаксацией и приятным времяпровождением». Таким образом, по словам эксперта, отдых – это одна из функций современного городского пространства.

Сейчас мы можем видеть проявление принципов ландшафтного урбанизма в городских креативных кластерах на месте бывших промзон, таких, как Порт Севкабель, Музей стрит-арта или Новая Голландия. Применимы ли они для территории бывшего ГИПХа? По словам Владимира Фролова, участок на Ватном острове стал местом борьбы трёх городских «начал». С одной стороны,  это должна быть предельно функциональная территория, которая служит городу как производственная площадка. С другой стороны, существует стремление разработать для площадки на Ватном острове некий идеальный архитектурный образ. Третий важнейший компонент, по словам Владимира Фролова – это природное, ландшафтное начало, которое постоянно осмысливается  и тоже носит архитектурный характер.

Музей в Конюшенном ведомстве

Участок на месте снесённого ГИПХа – не единственная площадка в центре города, требующая новых архитектурных решений или радикальной смены функции. Архитектор Сергей Мишин представил участникам дискуссии проект реставрации Конюшенного ведомства – комплекса старинных зданий площадью 2 га, расположенного недалеко от Русского музей и Спаса-на-Крови. Ранее горожане могли увидеть этот проект в арт-пространстве ArtPlay в ходе Недели городских изменений. Сергей Мишин считает, что в Конюшенном ведомстве должен разместиться Музей современного искусства, не уступающий музею современного искусства в Риме или музею Гугенхайма в Бильбао.

Напомним: 22 мая стало известно, что рабочая группа при ВООПИиК совместно с инвестором подготовила пакет предложений по доработке концепции реновации Конюшенного ведомства и прилегающего к нему квартала. Эксперты заявили о необходимости реализации масштабного межмузейного выставочного пространства в стенах ведомства. Ведущую роль эксперты ВООПиК предложили отдать музейно-экспозиционной деятельности и создать таким образом выставочный проект, способный представлять как классическое, так и современное искусство.

Судьба градостроительных «дыр»

Такие проекты, как парк на месте бывшего ГИПХ и реконструкция Конюшенного ведомства, закроют «дыры» в градостроительной ткани центра Петербурга. Однако таких «дыр» остаётся ещё много, и каждая ждёт своего решения. Одна из них – Охтинский мыс, где планировалось построить высотную штаб-квартиру компании «Газпром».  Проект небоскрёба перенесли в Лахту  в результате компромисса между инвестором, властями и общественностью, однако судьба участка на Охте до сих пор остаётся неопределённой. «Моё мнение простое: там нужно создать археологический музей, - говорит Владимир Фролов. – Но вопрос заключается в том, осталось ли там что-то подлинное… Необходимо понимание, что там сейчас присутствует». Впрочем, многие эксперты считают, что элементы музея на Охтинском мысу должны и могут гармонично вписаться в многофункциональный коммерческий проект. «Городу повезло, на этой территории оказалось немного «Петербурга до Петербурга» - отметил доцент факультета истории искусств Европейского университета Вадим Басс. – Ну а многофункциональные варианты использования территории – это вопрос технологии». Зарубежная практика знает много случаев, когда крупный торговый или деловой центр включал в себя современное музейное пространство, где посетители могли в том числе увидеть находки археологов и познакомиться с историей места.

Степанова Екатерина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.